• |Салют команда хозяев - команда гостей Химки-М|
 
 
 
 
$(this).corner("corner 3px");


Валерий Масалитин: Уверенность в себе должна быть всегда

Валерий Масалитин: Уверенность в себе должна быть всегда

Представляем отрывок из интервью Валерия Масалитина Белпрессе.

 

Валерий Масалитин начал карьеру 16-летним в белгородском «Салюте», в 1991-м стал чемпионом страны и обладателем Кубка СССР вместе с ЦСКА. В составе ЦСКА в 1990-м в матче с волгоградским «Ротором»забил пять мячей, а в апреле 1994-го, выступая уже за «Спартак», сделал покер в ворота «Крыльев» и стал чемпионом и обладателем Кубка России. В 1997-м выиграл с «Копетдагом» чемпионат и Кубок Туркмении, забив гол в финале.

«Глаза горели, ноги бежали»

— Валерий Николаевич, расскажите, как вы начинали.

— Наверное, лет в семь пришёл в спорт: в первом классе учился. Раньше был дворовый футбол и хоккей. Зимой стоял на воротах в валенках. Мимо парень проходил, говорит: «Есть детский клуб «Факел» на Гагарина. Там хоккейная коробка». Пришёл туда: ни коньков, ничего нет. Дефицит был. Раздобыл где‑то «дутыши». Из валенок вырезал задники, чтобы нога не болталась. Потом клюшку дали, и потихонечку вот так всё пошло. А летом, естественно, играли в футбол. Лет в 14 встал выбор: хоккей или футбол? Хотя в третьем классе приезжали за мной из хоккейного ЦСКА: как‑то лучше получалось играть в хоккей. Ещё не было ни «Космоса», ни «Оранжевого льда», а хотелось чем‑то заниматься. В футбол тоже получалось, поэтому ушёл в ДЮСШ к Евгению Алексеевичу Сахаренкову. А потом получилось так, что в 16 с небольшим лет я дебютировал за «Салют» во второй лиге.

— Помните, как это было?

— Выпустили меня с орловским «Спартаком». Выиграли 1:0, и я гол забил. Где‑то 81–82-я минута шла. Серёга Шестаченко получил пас перед штрафной и покатил мне по диагонали. Я набежал и сильно пробил. Вратарь даже не успел руки поднять. И пошло сразу. Естественно, это дало толчок, мотивацию, уверенность. А уверенность в себе должна быть всегда. И в первый сезон за «Салют» я мячей 12 забил.

— Потом вы играли в ростовском СКА.

— В «Салюте» полтора сезона я отыграл. Вызвали в сборную СССР на «Переправу» – такой турнир был. Там тренером был Анзор Кавазашвили. В «Салют» как раз пришли игроки с тренером Валентином Михайловичем Хахоновым. Он сам из Ростова. Позвонил туда и сказал, что есть такой парень. Меня посмотрели на «Переправе» – всё, ждём тебя. Вот так я попал в СКА...

 

«Та команда играла сердцем»

— Давайте поговорим о вашем ярком возвращении в белгородский «Салют-Энергию» в 2001 году.

— В 1984 году, когда я уходил из «Салюта», обещал корреспондентам, что вернусь. Перед Белгородом я провёл сезон в московской «Нике». Команда забила всего 42 мяча. Из них 33 – мои. Такая же команда, как «Салют-Энергия». Но всё‑таки уровень был повыше, потому что Москва. Президент клуба Николай Дмитриевич Головин сказал: «Мячей 10–12 забьёшь, я буду доволен». Начали обговаривать условия. Я попросил на три года контракт, через три года – трёхкомнатную квартиру. Он согласился. Зарплату попросил тысячу долларов. Он предложил 800 плюс премиальные. Договорились.

Поехали на сборы. Посёлок Весёлое на границе Сочи с Абхазией. Приезжает туда всё руководство. Играем с Лисками. После первого тайма 0:0. Я во втором выхожу, отдаю две голевых передачи – 2:0.

Вечером Головин меня вызывает, рвёт мой контракт и говорит: «Мы тебя берём голы забивать, а не передачи отдавать. Будем твой контракт пересматривать».

В итоге про квартиру забыли. Никаких подъёмных. Зарплата: каждый месяц от 10 до 30 тыс. рублей (30 тыс. рублей тогда – это где‑то тысяча долларов). Премиальные за каждую победу – 15 тысяч.

Был ещё один пункт в контракте. Поставили условие: наберёшь по системе гол плюс пас 40 очков – платим 5 тыс. долларов. Говорю: «Вы ещё мне клюшку и коньки выдайте». Они: «Зачем?» Я им: «Я вам что, Павел Буре набирать по столько?»

Все, кто тогда приехал в «Салют», кроме меня, получили подъёмные или квартиры и решили все свои проблемы.

 

В одном из матчей за ЦСКА Масалитин забил «Ротору» пять голов.
В одном из матчей за ЦСКА Масалитин забил «Ротору» пять голов.
Фото из личного архива Валерия Масалитина

 

— Те условия, которые вам предложили, соблюдались?

— Каждый месяц выплачивали 10, 15, 20 тысяч. 30 я ни разу не получал. Хотя всеми признавался лучшим.

Первый круг заканчивается. У Сокола (нападающий Александр Соколов – прим. авт.) – 13 мячей, у меня – 4. Сидим с ребятами, говорю: «Второй круг закончится – я лучшим бомбардиром буду». Кто‑то поддержал, кто‑то посмеялся. В итоге назабивал я во втором круге 19 мячей.

При этом всё было по‑честному. У нас было по 21 мячу. В последнем туре мы играли с «Калугой». Меня сбивают – пенальти. Соколов забивает. Игра идёт дальше. Сашка простреливает на меня – я забиваю. Остаётся 10–15 минут, и его меняют. Я тоже подхожу к лавочке и прошу меня заменить, чтобы быть в равных условиях. Меня оставили на поле. И как‑то мяч ко мне отскочил – я забил. Бегу к южной трибуне, сажусь на колено, голову преклоняю, и она вся встаёт и аплодирует! Я сейчас встречаюсь с болельщиками, и они часто вспоминают ту команду: она играла сердцем. И любовь, которую нам дарили зрители, ни за какие коврижки не купишь.

— Правда, что на банкете в честь окончания того сезона вы подняли тост за самого плохого президента футбольного клуба?

— За самого слабого. Перед банкетом отмечали несколько дней рождения, и мой тоже. Честно говоря, даже неохота было идти туда – не было настроения.

Девятерых игроков признали лучшими, в том числе меня. Нам дали по 100 долларов. «Пойдите, купите что‑нибудь: стиральные машины, холодильники, телевизоры, дайте нам паспорта, а мы на банкете вручать будем». Я купил телевизор за 900 долларов. И мне же на банкете его вручали. Это нормально?

Договаривался с президентом, что после сезона пойду Высшую школу тренеров оканчивать, мне всё это оплатят. Сезон закончился. Я к нему прихожу. Он мне: «За свой счёт»...

 

За белгородский футбол – обидно

— Ситуация с белгородским футболом вас расстраивает, вы переживаете или не хотите в это вникать?

— Конечно, неприятно мне всё, что творится в футболе. Особенно в белгородском. Просто руководят посторонние люди. Нет никакого развития, вообще ничего нет. Тяп-ляп. Получилось – хорошо, не получилось – и ладно. Клуб банкрот – ну и что? А что дальше, за банкротством? Разрушать легко.

«Салют» расформировали, создали «Энергомаш». Открыли Академию футбола в Шебекино. Угрохали туда деньги. Базу построили, поля. Думаю, скоро это всё закончится. А кому они воспитывают игроков? Где они должны играть? Зачем было открывать? Кто‑то, может, зарабатывает на этом, продавая молодых ребят. Но для этого ж должна быть система: человек должен здесь контракт подписать, получить трансфер. Тот, кто его воспитал, тоже должен получить деньги. Тренер и команда должны чувствовать: вот парень добился чего‑то, ушёл – и за него заплатили. И ребята будут стремиться к этому.

Когда выстраиваешь вертикаль, пирамиду, во главу угла ставится детский футбол, юношеский. И замыкается всё на «Салюте» или «Энергомаше». То есть туда всё должно работать. А когда основание принадлежит кому‑то, верхушка – ещё кому‑то, кто команды гробит, ну зачем это всё нужно? Кому нужен футбол?

Нужно всех посылать в Краснодар к Сергею Галицкому учиться. Человек, который к футболу практически не имел отношения. Потом спросил: «Сколько нужно денег для футбольного клуба?» Ему говорят: «4 миллиарда». Он: «Я в гроб их не возьму. Давайте делать». Построил базы, школу, стадион.

Очень обидно за белгородских болельщиков. Просто безобразие и всё. Иначе и не назовёшь.

«Напрашиваться не буду»

— Ходите на футбол на центральный стадион?

— Не хожу принципиально после того, как закончил. Думаю, к таким людям, как я, должны проявлять больше уважения. Приезжаю в Москву – нарасхват. Мне звонят с телевидения, радио. Здесь никому ничего не нужно. Все завидуют по‑разному. Кто‑то говорит, что мне повезло. Я так не считаю. Добивался всего сам: своей головой, ногами, здоровьем. Сможете повторить – ради Бога. Не сможете – тогда лучше не говорите.

— Почему вы не работаете, например, в белгородском футбольном клубе?

— Думаю, из меня мог бы получиться спортивный директор в «Салюте». Хочу иметь какое‑то отношение к футболу, а не бумажки перебирать. Или начальник команды. Интересно было бы попробовать. А для главного тренера у меня лицензии нет. Но я парень со своим мнением, а оно часто не совпадает с мнением руководства. Не могу подстраиваться. Правда, никто со мной не связывался. Если в клубе буду нужен в каком‑то качестве, то я готов. Не видят там меня? Напрашиваться никогда не буду.

— А чем занимаетесь? Ваша жизнь сейчас как‑то связана с футболом?

— Работаю официальным представителем фирмы – производителя спортивной одежды «Патрик». В прошлом году помогал тренировать белгородскую команду ветеранов «Динамо». Не получилось у нас сотрудничества. Этому есть объективные причины: люди на работе, приезжают уставшие, у них свои трудности, у меня, как тренера, – свои. Конечно, хотел сформировать такую команду, чтобы она играла в футбол и получала удовольствие. К сожалению, у нас не получилось, хотя мы остались в нормальных отношениях.

За команду мэрии играл года два, когда мог ещё. После того как ушёл из «Салюта», было у нас большое ветеранское движение. Я лет 12, наверное, посвятил ему. Не был статистом: за эти годы забил больше 700 мячей. Не стоял на поле, как фишка или столб.

— Вы часто даёте комментарии федеральным спортивным изданиям. Александр Панов просит за комментарий перевести ему символическую плату на телефон – 500 рублей. Вы бесплатно это делаете?

— Бесплатно. Хотя от того же Сергея Горлуковича получаю по полной программе. Он считает, что нужно брать деньги за комментарии. Я думаю по‑другому. Люди интересуются, позвонили, спросили. Выражаю своё мнение. Нравится оно кому‑то или нет, мне всё равно.

Всему своё время

— Вы когда‑то рассказывали, что пересматриваете иногда запись четырёх своих голов «Крыльям» за «Спартак». Сейчас смотрите архивные видеозаписи?

— Ещё всё время хотел посмотреть пять голов «Ротору» за ЦСКА. А недавно мне в «Ютьюбе» показали – я в шоке был. Конечно, интересно посмотреть и игру, и на ребят. Такие воспоминания двоякие: радость, голы, а с другой стороны многих уже нет в живых. ЕрёминСадырин, два массажиста, администратор, Димка БыстровБрошин. Потом, уже в «Спартаке», Андрей ИвановЦымбаларьБезродный… С годами, наверное, становлюсь более сентиментальным. Нервы уже не те. Начинаешь вспоминать, о чём‑то жалеть, анализировать.

 

 

— Как люди реагируют на вас на белгородских улицах, в магазинах?

— Часто узнают, подходят. Кто‑то стесняется. По‑разному. И автографы просят.

— Бывает ли у вас ностальгия: хочется выйти на футбольное поле, как раньше?

— Меня в 44 года приглашали играть во второй лиге. Расскажу историю. Поехали по ветеранам на Дальний Восток. У нас такая сборная была – «Столица». Холмск – маленький городок в Сахалинской области. Команда «Сахалин». Мы с ними сыграли. И через полчаса у нас вторая игра в 30 км оттуда. Молодые пацаны на КФК играют. Проиграли мы им 4:3. Я три им забил. Приезжаю домой – звонок: «Валерий Николаевич, да вот мы подумали. Нам нужен нападающий». Говорю: «Ребята, а вы паспорт мой смотрели?» Они: «Мы защищаться будем, а ты просто стой в штрафной. Там разберёшься. Нам больше ничего не надо». На два сбора звали. Но я отказался. Наигрался уже в футбол. Всему своё время.

— Ну а за какую‑нибудь команду ветеранов играете?

— Уже четвёртый год не играю. Не только из‑за физических, но и из‑за моральных причин. Когда получаешь травмы, то становишься никому не нужен. Надо лечиться, опять восстанавливаться. Честно говоря, уже не стоит. Травмы достали меня за всю карьеру. И сейчас снова их получать не хочется.

 

Полностью интервью в трех частях читайте на сайте belpressa.ru

 
 
Дополнительная инфо 1

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.

Learn more »
Дополнительная инфо 2

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.

Дополнительная инфо 3

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.

Frequently Asked Questions (FAQ) »
Дополнительная инфо 4

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipiscing elit.

Online contact form »
 

карта сайта

Реклама: